gallery/Grand-piter.ru логотип
gallery/728x68-Недорогие-гостиницы-Спб

УЗНИКИ ШЛИССЕЛЬБУРГСКОЙ КРЕПОСТИ

 

 

 

 

УЗНИКИ ШЛИССЕЛЬБУРГСКОЙ КРЕПОСТИ

Точной даты, когда крепость из форта превратилась в тюрьму, нет. Объект находился в ведомстве сразу двух начальств – военного и тюремного. На территории Орешка бок о бок проходили службу гарнизонные солдаты и мотали срок царствующие особы и высшее дворянство.

 

Смена  функций Шлиссельбурга совпала с началом эпохи дворцовых переворотов. На российском престоле менялись государи и государыни, а их фаворитов закрывали на Шлиссельбургский ключ. Конечно, они пытались совершать побеги, но сидельцы крепости понятия не имели, где именно находились, так как сюда их провозили с завязанными глазами. Поверху крепостных стен, по всему их периметру круглые сутки вышагивали часовые. Дополнительные караулы были выставлены на берегу. Камера для высокопоставленных узников запирались на два замка, причем один ключ хранился у дежурного, а второй был только у коменданта крепости.

Первым узником Орешка, еще при жизни Петра Великого станет его родная сестра Мария Алексеевна, а в 1725 г., уже после смерти Петра, императрица Екатерина посадит в Шлиссельбург Евдокию Лопухину, первую жену Петра Первого и мать казненного царевича Алексея. Так к середине XVIII в., в Шлиссельбург полностью превратится в элитную тюрьму. Здесь будут томиться князья Долгоруковы, Голицын, и даже некогда всемогущий Бирон, правая рука императрицы Анны Иоановны.

 

Но самый известный узник крепости - железная маска Шлиссельбурга. По указу императрицы Анны Иоановны, наследником

Российского престола становится ее внучатый племянник, новорожденный Иоанн Антонович. Судьба вознесла его к олимпу самодержавия, но младенец на троне долго не удержался. Елизавета Петровна, при поддержке гвардейцев Преображенского полка, осенью 1741 г. вступила в Зимний дворец. Первым делом она отправила юного царевича в монастырь. Первые пятнадцать лет своей жизни, Иоанн Антонович провел на Соловках. Однако после того, как он вступил в возраст престолонаследия, Елизавета приказала перевести бывшего императора в Орешек. Из монастыря сбежать было возможно, а вот из Русской Бастилии точно нет. Камера его была с печью, со столом, с кроватью и с зарешеченным окном. А еще там стояла небольшая ширма, за которой прятали узника, если вдруг в помещение входил кто-то посторонний, например, поломойщик. В списки допускаемых в камеру лиц не было врача, хотя царевич был слаб здоровьем, и вскоре, Иоанну Антоновичу стало хуже, он начал часто кашлять, а на подушке стали находить пятна крови.

 

Так как Шлиссельбург тогда все еще считался военным объектом, к нему был прикреплен военный врач, который осматривал и узников, однако у доктора был строжайший запрет на то, чтобы приближаться к бывшему императору. Возможно, смерть Иоанна Антоновича была преднамеренной.

Шлиссельбургская крепость камеры
Шлиссельбургские козематы

25 июля 1762 г., принцесса Ангальт-Цербская, как по сценарию Елизаветы, захватывает власть с помощью гвардии и становится императрицей Екатериной II. Вместе со своим родным Семеновским и остальными полками русской армии, на верность новой императрицы присягает подпоручик В. Мирович.

 

Василий Мирович – потомственный предатель. Его дед Федор Мирович был сторонником гетмана Мазепы, отца же сослали в Сибирь, за передачу секретов полякам. Сын пока тоже не успел отличиться перед страной ничем, кроме огромных карточных долгов. Доведенный ими до отчаяния, Василий решается на измену новой императрицы. Василий Мирович был членом караульной команды, охранявшей Иоанна Антоновича и хотел убить его. Но охрана выполнила секретное предписание, данное по личному приказанию Екатерины II:

 

“Ежели паче случится. Что кто-то затеял арестанта у вас отнять,

то арестанта умертвить, а живого его никому в руки не отдавать”.

 

Когда Мирович и единомышленники ворвались к Иоанну Антоновичу, то увидели тело, пронзенное шпагой. Охранники исполнили приказ Екатерины, и убили своего беззащитного подопечного. Достаточно было одного удара, с малолетства оторванный от родителей, воспитанный в неволе и покорный судьбе, юный император даже смерти своей не воспротивился. Кому как не Екатерине II, была выгодна смерть единственного претендента на престол и его убийства в стенах Шлиссельбурга.

 

Шли годы, вместе с рангом сидельцев, снижалось качество их содержания за решеткой. К середине XIX в. Шлиссельбургские казематы стали главной государственной тюрьмой страны для всех сословий.

 

Вера Фигнер – знаменитая революционерка и узница Шлиссельбурга оставила описание своей камеры:

 

“в небольшой камере, нетопленной, никогда не мытой и не чищенной – некрашеный,

от времени местами выбитый асфальтовый пол, неподвижный столик с сиденьем  и железная койка,

на которой ни матраса, ни каких – либо постельных принадлежностей…

пищей был черный хлеб, старый, черствый, с плесенью”.

 

В таких условиях легко было погибнуть, либо сойти с ума. Ужасами Шлиссельбургской крепости пугали даже сосланных в Сибирь каторжников. Говорили, что страшней Орешка нет места в Российской империи. А какие мифы окутывали островную крепость, вот один из них: якобы узникам в тюрьме помогал выжить некий эликсир долголетия, и что в крепости были замурованы в стенах свитки, хранящие рецепт долгой жизни.

В 1810 г., из крепости вывезли последние пушки, и как военный объект, Шлиссельбург больше не эксплуатировался. Зато сюда сотнями потянулись новые заключенные: декабристы, революционеры всех мастей, польские бунтовщики и другие неблагонадежные. Из элитной темницы, Шлиссельбург стал тюрьмой для политических. А с началом XX в. к ним подселят и уголовников. С этими узниками никто не церемонился, и некоторые из них в знак протеста против нечеловеческих условий содержания оканчивали жизнь самоубийством.

 

В здании новой тюрьмы, специально для новичков было построено сорок одиночных камер. 2,5 на 3,5 метра – мрачный ящик, каменный мешок, как только не называли свои обиталища узники города-ключа. Шлиссельбург стал, по сути первой в России, тюрьмой строгого режима. Каждый узник знал инструкцию для заключенных Шлиссельбургской крепости, за любое нарушение тюремного режима полагалось наказание – лишение еды или чая, розги, ну и конечно же заключение в карцер с содержанием на хлебе и воде, но и с наложением оков. А самым суровым был последний пункт: он гласил ”за оскорбление действий начальствующих лиц полагается смертная казнь”.

 

В середине XIX в., большую группу заключенных составили народовольцы. Это организация революционных партий поставляла фанатиков, готовых на все ради идеи. Один из заключенных, народоволец Николай Морозов писал: ”самая главная пытка, это одиночество под вечным враждебным наблюдением и вечное безмолвие”.

 

Отсюда не было совершено ни одного удачного побега, т.е. даже теоретически, у заключенных не было надежды на спасение. К тому же суровые условия содержания, в том числе и климатические, должны были косить узников Шлиссельбурга, как чума, но тот же слабый здоровьем Морозов провел двадцать один год заключения в этой крепости. Через 25 лет, он, освобожденный из крепости стал академиком Академии Наук СССР, сделал много бесценных открытий, и дожил до 82 лет. Сподвижницу Морозова по Народной Воле, легендарную революционерку В. Фигнер привезли в Шлиссельбург полумертвую. Врачи не верили, что она протянет и полгода. Однако, В. Фигнер покинет мир только в возрасте 90 лет в 1942 г., в голодной Москве.

 

Еще один народоволец М. Фроленко попал в казематы в 1884 г., с последней стадией туберкулеза и гангреной. Освободят его через 20 лет. Но товарищ Фроленко переживет войну, скончается он в 1947 г., в возрасте 90 лет.

Но есть один по настоящему легендарный долгожитель Шлиссельбурга – это В. Лукасиньский. Арестован он был в 1822 г. 36 лет отроду, по подозрению в подготовке польского восстания. Валериан отсидел 37 лет в одиночке – зверинце, самого страшного каземата Шлиссельбурга, где и умер.

 

Писатель А. Синельников в своей книге утверждает: ”что Лукасиньский состоял в ряде тайных обществ. В частности в обществе "Рассеянный мрак”. Синельников утверждает, что именно Лукасиньский обнаружил тот самый свиток с формулой эликсира молодости, и перевез его с собой в Шлиссельбург. В дальнейшем тайна свитка с секретом долголетия передавалась уже только через заключенных, от народовольцев к эсерам, от эсеров к большевикам. Но доказательств тому, конечно нет.

 

В общей сложности, за 200 лет в Шлиссельбурге побывало 1500 узников. И такое количество пленников не могло не создать легенд вокруг Русской Бастилии. Крепость перестала действовать по назначению в 1917 г., но и по сей день охранники, но уже музейные предпочитают не покидать своей сторожевой будки вечером. Они побаиваются призраков. Говорят, по ночам, здесь слышны звуки шагов, глухо отдающихся в коридорах Шлиссельбурга и скрип дверей в камерах.

После 1917 г., Шлиссельбургская крепость вновь стала местом для экскурсий. Город, выросший на острове, называется с 1944 г. Петрокрепостъю. В этом названии содержится не только память о том, как войска Петра I штурмом брали бастионы крепости, но и память об узниках этой крепости.